Война и мир отрывок небо

Том 2. Часть 3. Глава I В 1808-м году император Александр ездил в Эрфурт[ 1 ] для нового свидания с императором Наполеоном, и в высшем петербургском обществе много говорили о величии этого торжественного свидания. В 1809-м году близость двух властелинов мира, как называли Наполеона и Александра, дошла до того, что, когда Наполеон объявил в этом году войну Австрии, то русский корпус выступил за границу для содействия своему прежнему врагу, Бонапарту, против прежнего союзника, австрийского императора, до того, что в высшем свете говорили о возможности брака между Наполеоном и одной из сестер императора Александра. Но, кроме внешних политических соображений, в это время внимание русского общества с особенной живостью обращено было на внутренние преобразования, которые были производимы в это время во всех частях государственного управления.

Война и мир (Толстой)/Том I/Часть III/Глава XVI . Над ним не было ничего уже, кроме неба, — высокого неба, не ясного, но все-таки. Статья «Под небом Аустерлица» на научно-популярном Так описывал небо над Аустерлицем Лев Толстой в романе «Война и мир».

Обстоятельства меняют внутренний мир человека, иногда выворачивают душу наизнанку. Отрывки 2 том. Вероятно, в десять раз старше берез, составлявших лес, он был в десять раз толще, и в два раза выше каждой березы. Это был огромный, в два обхвата дуб, с обломанными, давно, видно, суками и с обломанной корой, заросшей старыми болячками. С огромными своими неуклюже, несимметрично растопыренными корявыми руками и пальцами, он старым, сердитым и презрительным уродом стоял между улыбающимися березами. Только он один не хотел подчиняться обаянию весны и не хотел видеть ни весны, ни солнца.

Статья «Под небом Аустерлица» на научно-популярном Так описывал небо над Аустерлицем Лев Толстой в романе «Война и мир». Read Небо Войны from the story Отрывок из романа, "Война и мир" by Uolter_Grin (Uolter Grin) with reads. небо, войны. Над ним не.

Анализ эпизода «Небо Аустерлица» из романа «Война и мир»

Отрывки для заучивания наизусть из романа "Война и мир" на выбор 21:15 1 курс. Отрывки для заучивания наизусть из романа "Война и мир" на выбор Небо Аустерлица Что это? Он раскрыл глаза, надеясь увидать, чем кончилась борьба французов с артиллеристами, и желая знать, убит или нет рыжий артиллерист, взяты или спасены пушки. Но он ничего не видал. Над ним не было ничего уже, кроме неба, — высокого неба, не ясного, но все-таки неизмеримо высокого, с тихо ползущими по нем серыми облаками. Как же я не видал прежде этого высокого неба?

Война и мир (Толстой)/Том I/Часть III/Глава XVI

Том 2. Часть 3. Глава I В 1808-м году император Александр ездил в Эрфурт[ 1 ] для нового свидания с императором Наполеоном, и в высшем петербургском обществе много говорили о величии этого торжественного свидания. В 1809-м году близость двух властелинов мира, как называли Наполеона и Александра, дошла до того, что, когда Наполеон объявил в этом году войну Австрии, то русский корпус выступил за границу для содействия своему прежнему врагу, Бонапарту, против прежнего союзника, австрийского императора, до того, что в высшем свете говорили о возможности брака между Наполеоном и одной из сестер императора Александра.

Но, кроме внешних политических соображений, в это время внимание русского общества с особенной живостью обращено было на внутренние преобразования, которые были производимы в это время во всех частях государственного управления.

Жизнь между тем, настоящая жизнь людей с своими существенными интересами здоровья, болезни, труда, отдыха, с своими интересами мысли, науки, поэзии, музыки, любви, дружбы, ненависти, страстей шла, как и всегда, независимо и вне политической близости или вражды с Наполеоном Бонапарте и вне всех возможных преобразований.

Князь Андрей безвыездно прожил два года в деревне. Все те предприятия по именьям, которые затеял у себя Пьер и не довел ни до какого результата, беспрестанно переходя от одного дела к другому, все эти предприятия, без высказыванья их кому бы то ни было и без заметного труда, были исполнены князем Андреем. Он имел в высшей степени ту недостававшую Пьеру практическую цепкость, которая без размахов и усилий с его стороны давала движение делу.

Одно именье его в триста душ крестьян было перечислено в вольные хлебопашцы[ 2 ] это был один из первых примеров в России , в других барщина заменена оброком. В Богучарово была выписана на его счет ученая бабка для помощи родильницам, и священник за жалованье обучал детей крестьянских и дворовых грамоте. Одну половину своего времени князь Андрей проводил в Лысых Горах с отцом и сыном, который был еще у нянек; другую половину времени в богучаровской обители, как называл отец его деревню.

Несмотря на выказанное им Пьеру равнодушие ко всем внешним событиям мира, он усердно следил за ними, получал много книг и, к удивлению своему, замечал, когда к нему или к отцу его приезжали люди свежие из Петербурга, из самого водоворота жизни, что эти люди в знании всего совершающегося во внешней и внутренней политике далеко отстали от него, сидящего безвыездно в деревне.

Кроме занятий по именьям, кроме общих занятий чтением самых разнообразных книг, князь Андрей занимался в это время критическим разбором наших двух последних несчастных кампаний и составлением проекта об изменении наших военных уставов и постановлений. Весною 1809-го года князь Андрей поехал в рязанские именья своего сына, которого он был опекуном.

Пригреваемый весенним солнцем, он сидел в коляске, поглядывая на первую траву, первые листья березы и первые клубы белых весенних облаков, разбегавшихся по яркой синеве неба.

Он ни о чем не думал, а весело и бессмысленно смотрел по сторонам. Проехали перевоз, на котором он год тому назад говорил с Пьером. Проехали грязную деревню, гумны, зеленя, спуск с оставшимся снегом у моста, подъем по размытой глине, полосы жнивья и зеленеющего кое-где кустарника и въехали в березовый лес по обеим сторонам дороги.

В лесу было почти жарко, ветру не слышно было. Береза, вся обсеянная зелеными клейкими листьями, не шевелилась, и из-под прошлогодних листьев, поднимая их, вылезала, зеленея, первая трава и лиловые цветы. Рассыпанные кое-где по березняку мелкие ели своей грубой вечной зеленью неприятно напоминали о зиме.

Лошади зафыркали, въехав в лес, и виднее запотели. Лакей Петр что-то сказал кучеру, кучер утвердительно ответил. Но, видно, Петру мало было сочувствия кучера: он повернулся на козлах к барину. И береза, и черемуха, и ольха уж начинает... А дуб и незаметно. На краю дороги стоял дуб. Вероятно, в десять раз старше берез, составлявших лес, он был в десять раз толще, и в два раза выше каждой березы.

Это был огромный, в два обхвата дуб, с обломанными, давно, видно, суками и с обломанной корой, заросшей старыми болячками. С огромными своими неуклюже, несимметрично растопыренными корявыми руками и пальцами, он старым, сердитым и презрительным уродом стоял между улыбающимися березами. Только он один не хотел подчиняться обаянию весны и не хотел видеть ни весны, ни солнца. Все одно и то же, и все обман! Нет ни весны, ни солнца, ни счастья.

Вон смотрите, сидят задавленные мертвые ели, всегда одинакие, и вон и я растопырил свои обломанные, ободранные пальцы, где ни выросли они — из спины, из боков. Князь Андрей несколько раз оглянулся на этот дуб, проезжая по лесу, как будто он чего-то ждал от него. Цветы и трава были и под дубом, но он все так же, хмурясь, неподвижно, уродливо и упорно, стоял посреди их.

Во время этого путешествия он как будто вновь обдумал всю свою жизнь и пришел к тому же прежнему, успокоительному и безнадежному, заключению, что ему начинать ничего было не надо, что он должен доживать свою жизнь, не делая зла, не тревожась и ничего не желая. Глава II По опекунским делам рязанского именья князю Андрею надо было видеться с уездным предводителем.

Предводителем был граф Илья Андреевич Ростов, и князь Андрей в середине мая поехал к нему. Был уже жаркий период весны.

Лес уже весь оделся, была пыль и было так жарко, что, проезжая мимо воды, хотелось купаться. Князь Андрей, невеселый и озабоченный соображениями о том, что и что ему нужно о делах спросить у предводителя, подъезжал по аллее сада к отрадненскому дому Ростовых. Вправо из-за деревьев он услыхал женский веселый крик и увидал бегущую наперерез его коляски толпу девушек. Впереди других, ближе, подбегала к коляске черноволосая, очень тоненькая, странно-тоненькая, черноглазая девушка в желтом ситцевом платье, повязанная белым носовым платком, из-под которого выбивались пряди расчесавшихся волос.

Девушка что-то кричала, но, узнав чужого, не взглянув на него, со смехом побежала назад. Князю Андрею вдруг стало отчего-то больно. День был так хорош, солнце так ярко, кругом все так весело; а эта тоненькая и хорошенькая девушка не знала и не хотела знать про его существование и была довольна и счастлива какой-то своей отдельной — верно, глупой, — но веселой и счастливой жизнью. О чем она думает?

Не об уставе военном, не об устройстве рязанских оброчных. И чем она счастлива? Граф Илья Андреич в 1809-м году жил в Отрадном все так же, как и прежде, то есть принимая почти всю губернию, с охотами, театрами, обедами и музыкантами.

Он, как всякому новому гостю, был раз князю Андрею и почти насильно оставил его ночевать. Чему она так рада? Он читал, потом потушил свечу и опять зажег ее. В комнате с закрытыми изнутри ставнями было жарко. Он досадовал на этого глупого старика так он называл Ростова , который задержал его, уверяя, что нужные бумаги в городе, не доставлены еще, досадовал на себя за то, что остался.

Князь Андрей встал и подошел к окну, чтобы отворить его. Как только он открыл ставни, лунный свет, как будто он настороже у окна давно ждал этого, ворвался в комнату. Он отворил окно. Ночь была свежая и неподвижно-светлая.

Перед самым окном был ряд подстриженных дерев, черных с одной и серебристо-освещенных с другой стороны. Под деревами была какая-то сочная, мокрая, кудрявая растительность с серебристыми кое-где листьями и стеблями. Далее за черными деревами была какая-то блестящая росой крыша, правее большое кудрявое дерево с ярко-белым стволом и сучьями, и выше его почти полная луна на светлом, почти беззвездном весеннем небе.

Князь Андрей облокотился на окно, и глаза его остановились на этом небе. Комната князя Андрея была в среднем этаже; в комнатах над ним тоже жили и не спали.

Он услыхал сверху женский говор. Ну, последний раз... Два женских голоса запели какую-то музыкальную фразу, составлявшую конец чего-то. Ну, теперь спать, и конец. Она, видимо, совсем высунулась в окно, потому что слышно было шуршанье ее платья и даже дыханье. Все затихло и окаменело, как и луна и ее свет и тени.

Князь Андрей тоже боялся пошевелиться, чтобы не выдать своего невольного присутствия. Да ты посмотри, что за прелесть! Ах, какая прелесть! Да проснись же, Соня, — сказала она почти со слезами в голосе. Соня неохотно что-то отвечала. Ты поди сюда. Душенька, голубушка, поди сюда. Ну, видишь? Так бы вот села на корточки, вот так, подхватила бы себя под коленки — туже, как можно туже, натужиться надо, — и полетела бы. Вот так!

Послышалась борьба и недовольный голос Сони: — Ведь второй час. Ну, иди, иди. Опять все замолкло, но князь Андрей знал, что она все еще сидит тут, он слышал иногда тихое шевеленье, иногда вздохи. Боже мой! И как нарочно! В душе его вдруг поднялась такая неожиданная путаница молодых мыслей и надежд, противоречащих всей его жизни, что он, чувствуя себя не в силах уяснить себе свое состояние, тотчас же заснул.

Глава III На другой день, простившись только с одним графом, не дождавшись выхода дам, князь Андрей поехал домой. Уже было начало июня, когда князь Андрей, возвращаясь домой, въехал опять в ту березовую рощу, в которой этот старый, корявый дуб так странно и памятно поразил его. Бубенчики еще глуше звенели в лесу, чем месяц тому назад; все было полно, тенисто и густо; и молодые ели, рассыпанные по лесу, не нарушали общей красоты и, подделываясь под общий характер, нежно зеленели пушистыми молодыми побегами.

Целый день был жаркий, где-то собиралась гроза, но только небольшая тучка брызнула на пыль дороги и на сочные листья. Левая сторона леса была темна, в тени; правая, мокрая, глянцевитая, блестела на солнце, чуть колыхаясь от ветра. Все было в цвету; соловьи трещали и перекатывались то близко, то далеко. Старый дуб, весь преображенный, раскинувшись шатром сочной, темной зелени, млел, чуть колыхаясь в лучах вечернего солнца.

Ни корявых пальцев, ни болячек, ни старого горя и недоверия — ничего не было видно. Сквозь столетнюю жесткую кору пробились без сучков сочные, молодые листья, так что верить нельзя было, что это старик произвел их.

Все лучшие минуты его жизни вдруг в одно и то же время вспомнились ему. И Аустерлиц с высоким небом, и мертвое укоризненное лицо жены, и Пьер на пароме, и девочка, взволнованная красотою ночи, и эта ночь, и луна — и все это вдруг вспомнилось ему.

Анализ эпизода «Небо Аустерлица» из романа «Война и мир»

Эти переломы в жизни героев не происходят на пустом месте, а являются результатами каких-то событий. Одно из таких ключевых происшествий — ранение князя Андрея Болконского. Князь Андрей пошел на войну по собственному желанию, на что имел несколько причин.

Монолог Андрея Болконского "Небо Аустерлица" ("Война и мир")

Вместе с ним приезжает и его новый военный друг Денисов. В скором времени в Англицком клубе было организовано торжество в честь героя военной кампании князя Багратиона, на котором присутствовал весь высший свет. В течение всего вечера слышались тосты, прославлявшие Багратиона , а также императора. Про недавнее поражение никто не хотел вспоминать. На самом деле он чувствует себя глубоко несчастным, он начал понимать настоящее лицо Элен, которая во многом похожа на своего брата, а также его начинают мучить подозрения об измене его жены с молодым офицером Долоховым. По случайному стечению обстоятельств Пьер и Долохов оказываются сидящими друг напротив друга за столом. Все это послужило причиной того, что Пьер Безухов вызывает Долохова на дуэль. На следующий день в 8 часов утра Пьер с секундантом приезжают в Сокольники и встречают там Долохова, Ростова и Денисова. Секундант Безухова пытается уговорить стороны примириться, но противники настроены решительно. Противники расходятся, и по команде начинают идти на сближение.

Небо Аустерлица ("Война и мир", отрывок) (читает Михаил Поздняков)

Слайд 3 Объектом моего исследования стал отрывок из романа Л. Слайд 4 Образ аустерлицкого неба—один из самых важных в композиционном, а, значит, и художественно-содержательном плане в романе. Рассмотрим совокупность стилистико-речевых элементов, воплощающих этот образ. Слайд 5 Он раскрыл глаза, надеясь увидать, чем кончилась борьба французов с артиллеристами, и, желая знать, убит или нет рыжий артиллерист, взяты или спасены пушки.

Продолжительность: Над ним не было ничего уже, кроме неба, - высокого неба, не ясного, но все-​таки неизмеримо высокого, с тихо ползущими по нём. Напишите здесь пожалуйста отрывок из романа Толстого "Война и мир" небо над аустерлицем. иван иванов Знаток (), закрыт 6 лет.

Проехав с полверсты в хвосте колонны, он остановился у одинокого заброшенного дома вероятно, бывшего трактира подле разветвления двух дорог. Обе дороги спускались под гору, и по обеим шли войска.

Война и мир

.

Характеристика и описание Дуба в романе Война и мир + отрывок

.

.

.

.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 0
  1. Пока нет комментариев...

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных