Васильева завтра была война

Поль Лафарг. И то и другое— правда. Правда — это,пож алуй,и есть главноевтом,чему служ ит Б. Эта потрясающая своей простотой и правдивостью повесть открывает глаза читателей на самое трудноеи прекрасноевремя внашей ж изни - юность. Тема произведения выраж ается ввзрослении героев.

Читай онлайн книгу «Завтра была война», Бориса Васильева на сайте или через приложение ЛитРес «Читай». Завтра была война. Краткое содержание повести. Читается за 15 минут, оригинал — 4 ч. Кадр из фильма «Завтра была война» ().

Завтра была война… Пролог От нашего класса у меня остались воспоминания и одна фотография. Групповой портрет с классным руководителем в центре, девочками вокруг и мальчиками по краям. Фотография поблекла, а поскольку фотограф старательно наводил на преподавателя, то края, смазанные еще при съемке, сейчас окончательно расплылись; иногда мне кажется, что расплылись они потому, что мальчики нашего класса давно отошли в небытие, так и не успев повзрослеть, и черты их растворило время. После экзаменов Искра Полякова потащила нас в фотоателье на проспекте Революции: она вообще любила проворачивать всяческие мероприятия. Они сидели в ряд, одинаково картинно опираясь о шашки, и в упор разглядывали наших девочек бесстыжими казачьими глазами.

Завтра была война. Краткое содержание повести. Читается за 15 минут, оригинал — 4 ч. Кадр из фильма «Завтра была война» (). Вычитка, верстка, СЕРАНН, Борис Васильев. Завтра была война Пролог. От нашего класса у меня остались воспоминания и одна фотография.

О повести Васильева Завтра была война

Групповой портрет с классным руководителем в центре, девочками вокруг и мальчиками по краям. Фотография поблекла, а поскольку фотограф старательно наводил на преподавателя, то края, смазанные еще при съемке, сейчас окончательно расплылись; иногда мне кажется, что расплылись они потому, что мальчики нашего класса давно отошли в небытие, так и не успев повзрослеть, и черты их растворило время. После экзаменов Искра Полякова потащила нас в фотоателье на проспекте Революции: она вообще любила проворачивать всяческие мероприятия. Они сидели в ряд, одинаково картинно опираясь о шашки, и в упор разглядывали наших девочек бесстыжими казачьими глазами. Искре это не понравилось; она тут же договорилась, что нас позовут, когда подойдет очередь, и увела весь класс в соседний сквер. И там, чтобы мы не разбежались, не подрались или, не дай бог, не потоптали газонов, объявила себя Пифией.

Завтра была война (фильм)

Завтра была война… Пролог От нашего класса у меня остались воспоминания и одна фотография. Групповой портрет с классным руководителем в центре, девочками вокруг и мальчиками по краям. Фотография поблекла, а поскольку фотограф старательно наводил на преподавателя, то края, смазанные еще при съемке, сейчас окончательно расплылись; иногда мне кажется, что расплылись они потому, что мальчики нашего класса давно отошли в небытие, так и не успев повзрослеть, и черты их растворило время.

После экзаменов Искра Полякова потащила нас в фотоателье на проспекте Революции: она вообще любила проворачивать всяческие мероприятия. Они сидели в ряд, одинаково картинно опираясь о шашки, и в упор разглядывали наших девочек бесстыжими казачьими глазами. Искре это не понравилось; она тут же договорилась, что нас позовут, когда подойдет очередь, и увела весь класс в соседний сквер.

И там, чтобы мы не разбежались, не подрались или, не дай бог, не потоптали газонов, объявила себя Пифией. Лена завязала ей глаза, и Искра начала вещать. Она была щедрой пророчицей: каждого ожидала куча детей и вагон счастья. Да, это были прекрасные предсказания. Когда мы однажды пришли на традиционный сбор школы, весь наш класс уместился в одном ряду.

Выяснив это, мы больше не появлялись на традиционных сборах, где так шумно гремела музыка и так весело встречались те, кто был младше нас. Они громко говорили, пели, смеялись, а нам хотелось молчать. А если и говорить, то… — Ну как твой осколок? Все еще лезет? Скрипит, спасу нет. Особенно нам, матерям-одиночкам. Любопытная деталь? Мы вспоминали про себя, и поэтому так часто над нашим рядом повисало согласное молчание. Мне почему-то и сейчас не хочется вспоминать, как мы убегали с уроков, курили в котельной и устраивали толкотню в раздевалке, чтобы хоть на миг прикоснуться к той, которую любили настолько тайно, что не признавались в этом самим себе.

Я часами смотрю на выцветшую фотографию, на уже расплывшиеся лица тех, кого нет на этой земле: я хочу понять. Ведь никто же не хотел умирать, правда?

А мы и не знали, что за порогом нашего класса дежурила смерть. Мы были молоды, а незнания молодости восполняются верой в собственное бессмертие. Но из всех мальчиков, что смотрят на меня с фотографии, в живых осталось четверо. Как молоды мы были. Наша компания тогда была небольшой: три девочки и трое ребят — я, Пашка Остапчук да Валька Александров.

Собирались мы всегда у Зиночки Коваленко, потому что у Зиночки была отдельная комната, родители с утра пропадали на работе, и мы чувствовали себя вольготно. Пашка числился влюбленным в Леночку, я безнадежно вздыхал по Зине Коваленко, а Валька увлекался только собственными идеями, равно как Искра собственной деятельностью. Мы ходили в кино, читали вслух те книги, которые Искра объявляла достойными, делали вместе уроки и — болтали. Иногда в нашей компании появлялись еще двое. Одного мы встречали приветливо, а второго откровенно не любили.

В каждом классе есть свой тихий отличник, над которым все потешаются, но которого чтут как достопримечательность и решительно защищают от нападок посторонних. У нас того тихаря звали Вовиком Храмовым: чуть ли не в первом классе он объявил, что зовут его не Владимиром и даже не Вовой, а именно Вовиком, да так Вовиком и остался.

Придет, сядет в уголке и сидит весь вечер, не раскрывая рта, — одни уши торчат выше головы. Он стригся под машинку и поэтому обладал особо выразительными ушами. Вовик прочитал уйму книг и умел решать самые заковыристые задачи; мы уважали его за эти качества и за то, что его присутствие никому не мешало. А вот Сашку Стамескина, которого иногда притаскивала Искра, мм не жаловали. Он был из отпетой компании, ругался как ломовой.

Но Искре вздумалось его перевоспитывать, и Сашка стал появляться не только в подворотнях. А мы с Пашкой так часто дрались с ним и с его приятелями, что забыть этого уже не могли: У меня, например, сам собой начинал ныть выбитый лично им зуб, когда я обнаруживал Сашку на горизонте.

Тут уж не до приятельских улыбок, но Искра сказала, что будет так, и мы терпели. Зиночкины родители поощряли наши сборища. Семья у них была с девичьим уклоном. Зиночка родилась последней, сестры ее уже вышли замуж и покинули отчий кров. В семье главной была мама: выяснив численный перевес, папа быстро сдал позиции. Мы редко видели его, поскольку возвращался он обычно к ночи, но если случалось прийти раньше, то непременно заглядывал в Зиночкнну комнату и всегда приятно удивлялся: — А, молодежь?

Здравствуйте, здравствуйте. Ну, что новенького? Насчет новенького специалистом была Искра. Она обладала изумительной способностью поддерживать разговор. Зинин папа никак это не рассматривал. Он неуверенно пожимал плечами, я виновато улыбался. Мы с Пашкой считали, что он навеки запуган прекрасной половиной человечества. Правда, Искра чаще всего задавала вопросы, ответы на которые знала назубок.

Мы связали руки самому агрессивному государству мира. А вот у нас сегодня случай был: заготовки подали не той марки стали… Жизнь цеха была ему близка и понятна, и он говорил о ней совсем не так, как о политике. Он размахивал руками, смеялся и сердился, вставал и бегал по комнате, наступая нам на ноги. Но мы не любили слушать его цеховые новости: нас куда больше интересовали спорт, авиация и кино. А Зинин папа всю жизнь точил какие-то железные болванки; мы слушали с жестоким юношеским равнодушием.

Папа рано или поздно улавливал его и смущался. Надо шире смотреть, я понимаю. Искра умела объяснять, а Зиночка — слушать. Она каждого слушала по-разному, но зато всем существом, словно не только слышала, но и видела, осязала и обоняла одновременно. Она была очень любопытна и чересчур общительна, почему ее не все и не всегда посвящали в свои секреты, но любили бывать в их семье с девичьим уклоном.

Наверное, поэтому здесь было по-особому уютно, по-особому приветливо и по-особому тихо. Папа и мама разговаривали негромко, поскольку кричать было не на кого. Здесь вечно что-то стирали и крахмалили, чистили и вытряхивали, жарили и парили и непременно пекли пироги. Они были из дешевой темной муки; я до сих пор помню их вкус и до сих пор убежден, что никогда не ел ничего вкуснее этих пирогов с картошкой. Мы пили чай с дешевыми карамельками, лопали пироги и болтали.

А Валька шлялся по квартире и смотрел, чего бы изобрести. Чиркнешь спичкой, труба прогреется, и вода станет горячей. Валька что-то пристраивал, грохотал, дырявил стены и гнул трубу. Ничего путного у него никогда не выходило, но Искра считала, что важна сама идея. Пашка и вправду мог поднять Вальку за уши: он был очень силен.

Это требовало усиленных тренировок, и книг Пашка не читал, но любил слушать, когда их читали другие. А так как чаще всего читала Лена Бокова, то Пашка слушал не столько ушами, сколько глазами, он начал дружить с Леной еще с пятого класса и был постоянен в своих симпатиях и занятиях.

Искра тоже неплохо читала, но уж очень любила растолковывать прочитанное, и мы предпочитали Лену, если предполагалось читать нечто особенно интересное. А читали мы тогда много, потому что телевизоров еще не изобрели и даже дешевое дневное кино было нам не по карману. А еще мы с детства играли в то, чем жили сами. Я попал однажды в такую делегацию, потому что победил на стометровке, а Искра — как круглая отличница и общественница.

Мы принесли с этой встречи ненависть к фашизму, переполненные сердца и по четыре апельсина. И торжественно съели эти апельсины всем классом: каждому досталось по полторы дольки и немножко кожуры.

И я сегодня помню особый запах этих апельсинов. И еще я помню, как горевал, что не смогу помочь челюскинцам, потому что мой самолет совершил вынужденную посадку где-то в Якутии, гак и не долетев до ледового лагеря. А карту выдумала Искра. Улыбнись мне, товарищ. Я забыл, как ты улыбался, извини. Я теперь намного старше тебя, у меня масса дел, я оброс хлопотами. По ночам я все чаще и чаще слышу всхлипы собственного сердца: оно уморилось. Устало болеть. Я стал седым, и мне порой уступают место в общественном транспорте.

Уступают юноши и девушки, очень похожие на вас, ребята. И тогда я думаю, что не дай им Бог повторить вашу судьбу.

А если это все же случится, то дай им Бог стать такими же. Между вами, вчерашними, и ими, сегодняшними, лежит не просто поколение. Мы твердо знали, что будет война, а они убеждены, что ее не будет. И это прекрасно: они свободнее нас. И все ребята написали, что они хотят стать командирами Красной Армия.

Б. Васильев "Завтра была война"

Васильев родился в 1924 году. Советский и российский писатель. По его произведениям сняты такие известные фильмы, как "Офицеры" 1971 , "А зори здесь тихие" 1972, 2005 , "Не стреляйте белых лебедей" 1980 , "Аты-баты, шли солдаты" 1976 , "Вы чьё, старичьё? Повесть Бориса Васильева "Завтра была война" впервые вышла в журнале "Юность", 1984 г. В повести автор пишет о своих сверстниках.

Борис Васильев: Завтра была война

В: Какие части произведения называются эпилогом и прологом? О: Пролог — вводная часть, эпилог — заключительная часть. В: Давайте вспомним, как называется такой вид композиции? О: Композиция с обрамлением. В: С какой целью автор использует такой вид композиции? О: Герой, убеленный сединами, умудренный жизнью, вспоминает годы юности, такие далекие и прекрасные, но отнюдь не легкие. В: О чем узнаем в прологе?

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Фильм Завтра была война смотреть онлайн бесплатно

Фильм Завтра была война смотреть онлайн

В 1987 году по произведению был снять одноимённый фильм. Действие происходит в СССР в 1940 году. Вчерашние девчонки и мальчишки успели повзрослеть. Многие из них уже чувствуют ответственность за самих себя, за своё будущее и даже за своих школьных товарищей. Новый учебный год принёс ребятам немало испытаний.

Книга: Завтра была война. Автор: Борис Васильев. Аннотация, отзывы читателей, иллюстрации. Купить книгу по привлекательной цене среди. Чтобы читать онлайн книгу «Завтра была война» перейдите по указанной ссылке. Приятного Вам чтения. Автор: Борис Васильев. рецензии на книгу «Завтра была война» Бориса Львовича Васильева. Название у книги загадочное. Зачем книге это название? Тут ведь совсем не​.

Сюжет[ править править код ] 1940 год. Собравшись на дне рождения одного из одноклассников, Искра слушает стихи Есенина , которые читает её подруга Вика, дочь известного в городе директора авиазавода Леонида Люберецкого.

Урок внеклассного чтения по повести Б.Васильева "Завтра была война"

Смотреть по подписке Смотреть позже "Завтра была война" - социальная драма о жизни советских школьников в последние спокойные деньки перед Великой Отечественной войной. В центре повествования - десятиклассники местной школы в провинциальном городе СССР. Лучшие подруги, Искра Полякова и Зина Коваленко переживают свои лучшие годы и проблемы, связанные с взрослением. Но каждая из них делает это по-своему, при этом не забывая быть политически активными и добросовестными комсомольцами. Зина подолгу крутится у зеркала, изучая свое тело, а Искра стремиться жить на благо комсомола и партии, ей некогда думать о мальчиках и развлечениях.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Завтра была война (1987) Полная версия
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 5
  1. Никанор

    Я извиняюсь, но, по-моему, Вы допускаете ошибку. Пишите мне в PM, пообщаемся.

  2. Нинель

    Афтар недоумок

  3. Антип

    Ожидал честно сказать, большего. Но посмотреть можно=)

  4. Изольда

    Согласен, это замечательная штука

  5. Ефросиния

    Интересно, но все же хотелось бы побольше узнать об этом. Понравилась статья!:-)

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных