Пушкин анна ахматова

Влияние его творчества на Анну Ахматову особенно сильно не только в силу обстоятельств, но и той огромной любви, которую питала поэтесса к Пушкину. Любовь к Пушкину не в малой степени определила для Ахматовой реалистический путь развития. Когда кругом бурно развивались различные модернистские направления, поэзия Ахматовой порой выглядела даже архаичной. Краткость, простота и подлинность поэтического слова — этому Ахматова училась у Пушкина.

Читать стих поэта Анна Ахматова - Пушкин на сайте РуСтих. Лучшие стихотворения поэтов классиков. Читать стихотворение Анны Ахматовой «Пушкин», написанное в году. Кто знает, что такое слава! Какой ценой купил он право, Возможность или.

Филология А. Пушкин и А. Ахматова: традиция и диалог Рецептивная природа художественного мышления А. Ахматовой и её влияние на эволюцию жанров в творчестве поэтессы обусловили специфику историзма, структуру художественности, повлекших, в свою очередь, особое отношение к акмеизму. Чаще под культурной парадигмой применительно к лирике понимают поэтическую модальность. Впервые об эпиграмматичности словесной формы как одной из важнейших особенностей поэзии Ахматовой стал писать В.

Читать стихотворение Анны Ахматовой «Пушкин», написанное в году. Кто знает, что такое слава! Какой ценой купил он право, Возможность или. Творчество Пушкина, его гений были одним из источников вдохновения великой поэтессы “серебряного века” Анны Ахматовой. Лучшие поэты.

А.С. Пушкин и А. Ахматова: традиция и диалог

Поэтому, я думаю, вам интересно будет познакомиться с этими стихами. И предлагаю вам небольшую разминку. День пестрый, то ярко солнце светит, то снег летит. Ночь тихая, лунная, прихватит мороз. Пришвин Чертовищи, Чертовищи, речка мелкая течет. Пена белая черемухи вдоль берега плывет.

Анна Ахматова — Пушкин: Стих

Ибо бью вас — им! Пушкин русской легенды, кроме другого, — таинственный мудрец; в скромной простоте его речи философская герменевтика ищет орфическую глубину, космологические откровения. Но кроме всего названного, в российской славе Пушкина есть еще и неопределимая область избытка, открытая самым разным интерпретациям так, ничто не мешает представить пушкинский мир как тотально игровой и иронический. В этой любви, в своем первом свободном самораскрытии: Как Дездемона, избирает Предмет для сердца своего — которое носит для нас имя Пушкина, русская мысль, как в гадательном зеркале, пытается узнать себя и собственное будущее.

И это при том, что собственно литературное воздействие Пушкина на отечественную словесность весьма незначительно; в стихотворном отношении оно явно уступает Жуковскому, Некрасову и Блоку; что до прозы, то пушкинская нарративная и композиционная техника осталась где-то в прологе на небесах; на земле история российской прозы началась Гоголем.

Загадочность славы Пушкина в России, явно несопоставимой с конкретным знанием его сочинений ведь до нынешнего времени не осуществлено удовлетворительное издание его текстов — что говорить о том, с какими версиями имел дело читатель прошлого века!

Их поэтическое становление проходило в эпоху, освещенную славой Пушкина, как никакая другая. Поэтическая герменевтика эссеистика Вяч. Иванова, В. Розанов, М. Именно тогда, в Серебряном веке, легенда Пушкина как некоторого предельного приближения к самой сути Поэзии, возможного на русской почве, получила содержательную аргументацию. И Цветаева, и Ахматова, поэты самого просвещенного из литературных времен России, владели не только лирическим словом. При этом пушкинские опыты Цветаевой и Ахматовой, полярные во многих отношениях, неожиданным образом сходятся в том, что пушкиниана начала века, символистская в своем истоке, как будто не оставила в них заметного следа.

Но и здесь та же лакуна. Видимо, эфирная метафизика начала века и жесткая аналитика формальной школы вообще не находили отклика в поэтическом сознании двух этих, поразительно контрастных во всем другом поэтов. Цветаевской прозе о Пушкине — вызывающе индивидуалистической, автобиографичной МОЙ Пушкин, ударение на МОЙ, комментирует Цветаева в письме Тесковой вообще ни к чему было чье бы то ни было предшествующее прочтение.

Ничье — кроме, заметим, лжеца и врага: той контрфигуры цветаевского мира, без которой он вообще немыслим. В пушкинской теме этот низкий враг — носитель классицизирующего, охранительского образа Пушкина, скорее обывательского, чем академического впрочем, для Цветаевой это то же , с которым она и вступает в яростный поединок: Пушкин, Пушкин, Пушкин, Пушкин — имя Благородное — как брань Площадную — попугаи.

Очень испугали! Ахматова в своих многолетных пушкинистских трудах с удивительным самоустранением присоединятся к самой смиренной и традиционной, в общем-то школьной традиции пушкинистики, источниковедению и биографическим разысканиям.

В этом позитивном пушкиноведении ей принадлежат неоспоримые открытия: двух важнейших литературных субтекстов — романа Б. Она как бы оставила свое поэтическое облачение у входа в пушкинский архив. Ахматова не споря присоединяется к принятой историками литературы концепции пушкинской эволюции: от романтизма к реализму. Книга о запретном: о силе страсти, о беззаконной любви, одиноком мятеже, неодолимом очаровании зла.

Говоря на языке их юности, Пушкин Цветаевой — дионисийский художник, Пушкин Ахматовой — аполлонический. Пушкин Ахматовой, друг своих друзей, — наш Пушкин см. И в стихах, и в прозе Ахматова не остается наедине с Пушкиным, ей не придет в голову жать ему реку, как у Цветаевой: Прадедову руку Жму, а не лижу. Ее жест, как у Мандельштама, как у всей петербургской школы, — не рукопожатие, а поклон, описанный в последних стихах Блока: С белой площади Сената Тихо кланяюсь ему.

В молодости это был круг людей культуры петербургской и царскосельской инспирации, который вместе с другими пушкинскими дарами принял и этот — лицейский дар традиционной со времен кружка Мецената или круга гуманистов сообщности умов и талантов: Души высокую свободу, Что дружбою наречена. Портрет поэта, выполненный другим поэтом, как известно, в значительной степени автопортретен. Поэтому несхожесть двух Пушкиных — ахматовского и цветаевского — не должна удивлять.

Но как обнаруживает себя присутствие Пушкина собственно в поэзии Цветаевой и Ахматовой? Царскосельская Муза, Ахматова, по распространеннейшему мнению, — самый пушкинский при этом не пушкинианский, как Ходасевич поэт нашего века; для многих — новая, женская ипостась Пушкина. Такие пушкинские черты ее поэтического мировоззрения, как особая дружелюбность к вещному миру и человеку — и отвечающая этому осмотрительность в обращении с языком Пушкин, как мы знаем из его дневникового признания, выше всего в людях ценил благоволение ; артистический и человеческий навык Ахматовой в самых трагических моментах подниматься до эпического, летописного взгляда на происходящее, будь это личная любовная драма — или общенациональная катастрофа: И это будет для людей Как времена Веспасиана.

Эта тема, насколько мне известно, не разработана еще даже поверхностно, в связи с пушкинскими эпиграфами — ключами, пушкинскими темами и ситуациями в лирике Ахматовой. В языковом отношении — это тонкое стилистическое различение словаря, сознательная игра стилистическими регистрами, от церковнославянского до простонародного и бытового...

Но помимо всех конкретных перекличек с пушкинскими текстами, есть нечто более трудно определимое — и важнейшее во всем ахматовском корпусе в этом отношении сопоставимом только с мандельштамовским : вся ее поэзия создается как бы в присутствии Пушкина; он не один из цитируемых и чтимых Ахматовой авторов, но сама стихия ее лирики, подобная стихии родного языка и всего наследства русского стихосложения.

Эти стихи не посвящены Пушкину, как не посвящены они родному языку — они дышат им. Поиски Пушкина в Цветаевой вряд ли принесут такие же очевидные результаты. Но разговор о пушкинской перспективе Цветаевой и Ахматовой, ограничившись областью их очевидных контрастов, остался бы незавершенным и несущественным. Поразительное схождение ожидает нас в глубине их пушкинологии. Прежде всего, это не раскрываемое далее представление о чаре Цветаева и тайне Ахматова как важнейшем качестве Пушкина и последнем критерии всякой оценки поэзии.

И тайна, и чара, силы, потусторонние морали и одинаково предпочитаемые и Ахматовой, и Цветаевой, делают совершенно неожиданной финальную во многих смыслах тему их пушкинских размышлений. Читатель Пушкина помнит, что эта коллизия центральна в его зрелых сочинениях.

Пушкин в своих сюжетах — показывает Ахматова — утверждает милосердие как действующий и непобедимый закон бытия. В цветаевском изложении нравственная истина Пушкина выглядит так: он приводит читателя к прямой встрече со злом — и это зло оказывается не злом, не низостью, а чарой. Двухтомное собрание сочинений. Том II. Эн Эф Кью, 2001. Международное литературное содружество, 1967. Из письма к И.

И в стихах: Я правды красоту даю стихам моим. Но все же не самоочевидно, почему, собственно, нравственность для поэтов связывается с истиной и красотой, а не с тем, с чем, собственно, в знаменитой триаде более всего и связана этика: с благом.

Если истина не прекрасна, а красота не истинна, мораль оказывается целиком конвенциональной, прагматической, не укорененной в природе вещей человеческой институцией. Разного рода жестокое, бессмысленное, безобразное в качестве вещей искусства оправдывается с моральной точки зрения: как честность, как ответственное знание о том, как на самом деле обстоит в мире обстоит гнусно и безнадежно. Новый неклассический морализм — как будто полная антитеза морализму старому. Поэзия как душевное состояние, как мироотношение крайне радикальна.

Поэтический восторг проверяет вещи, и только настоящие, безусловные его выдерживают. Не добрые дела и благие чувства — поэт в качестве доказательства нравственности нуждается в греческой вазе. Если такая вещь — silent form — есть, значит, как заключает Китс, она говорит: Beauty is Truth, Truth Beauty, — that is all Ye Know on earth, and all ye need to know. Thou, silent form, dost tease us out of thought As doth eternity: Cold Pastoral! Но и Цветаева, и Ахматова не говорят о форме пушкинских вещей, в том смысле, в каком Китс говорит о форме сосуда: они говорят о форме, какую приобретает в них то, что называют действительностью.

Пушкин в творчестве Анны Ахматовой

Сам Пушкин подарил бессмертие этой красавице: Урну с водой уронив, об утес ее дева разбила. Дева печально сидит, праздный держа черепок. Не сякнет вода, изливаясь из урны разбитой; Дева, над вечной струей, вечно печальна сидит. Ахматова с женской пристрастностью вглядывается в знаменитое изваяние, пленившее когда-то поэта, и пытается доказать, что вечная грусть красавицы с обнаженными плечами давно прошла. Вот уже около столетия она втайне радуется своей завидной и безмерно счастливой женской судьбе, дарованной ей пушкинским словом и именем...

Ахматова Анна - Пушкин

Ибо бью вас — им! Пушкин русской легенды, кроме другого, — таинственный мудрец; в скромной простоте его речи философская герменевтика ищет орфическую глубину, космологические откровения. Но кроме всего названного, в российской славе Пушкина есть еще и неопределимая область избытка, открытая самым разным интерпретациям так, ничто не мешает представить пушкинский мир как тотально игровой и иронический. В этой любви, в своем первом свободном самораскрытии: Как Дездемона, избирает Предмет для сердца своего — которое носит для нас имя Пушкина, русская мысль, как в гадательном зеркале, пытается узнать себя и собственное будущее. И это при том, что собственно литературное воздействие Пушкина на отечественную словесность весьма незначительно; в стихотворном отношении оно явно уступает Жуковскому, Некрасову и Блоку; что до прозы, то пушкинская нарративная и композиционная техника осталась где-то в прологе на небесах; на земле история российской прозы началась Гоголем. Загадочность славы Пушкина в России, явно несопоставимой с конкретным знанием его сочинений ведь до нынешнего времени не осуществлено удовлетворительное издание его текстов — что говорить о том, с какими версиями имел дело читатель прошлого века! Их поэтическое становление проходило в эпоху, освещенную славой Пушкина, как никакая другая.

Стихи Ахматовой о Пушкине

Я вижу, я слышу, я чувствую вас: И ту, что едва до окна довели, И ту, что родимой не топчет земли, И ту, что красивой тряхнув головой, Сказала: "Сюда прихожу, как домой". Хотелось бы всех поименно назвать, Да отняли список, и негде узнать. Для них соткала я широкий покров Из бедных, у них же подслушанных слов. О них вспоминаю всегда и везде, О них не забуду и в новой беде, И если зажмут мой измученный рот, Которым кричит стомильонный народ, Пусть так же они поминают меня В канун моего поминального дня.

Ахматова и Пушкин. Издревле сладостный союз. Поэтов меж собой связует..​. (А. С. Пушкин). Гениальный поэт — исключительная личность, не похожая. Стихи Ахматовой о Пушкине. А теперь я игрушечной стала, Пушкин · Анна Ахматова. Кто знает, что такое слава! Какой ценой купил он право. И Марина Цветаева, и Анна Ахматова принадлежат к таким «верным» Пушкина. Их поэтическое становление проходило в эпоху, освещенную славой.

Кто знает, что такое слава! Какой ценой купил он право, Возможность или благодать Над всем так мудро и лукаво Шутить, таинственно молчать И ногу ножкой называть?.. Она знала наизусть не только его стихи, но и письма. Стихотворение написано в марте 1943 года.

"По дороге к Пушкину" (А.Ахматова. "В Царском Селе")

Для многих это прозвучало загадкой. Щеголев не поэт, но ученый-историк, специалист по двадцатым-тридцатым годам XIX века, замечательный исследователь биографии Пушкина. Но не многие знали тогда, что ее предшественниками были не только лирики, но и ученые: Пушкина знала она всего наизусть — и так зорко изучала его и всю литературу о нем, что сделала несколько немаловажных открытий в области научного постижения его жизни и творчества. Пушкин был ей родственно близок — как суровый учитель и друг. Виктор Ефимович Ардов: …О нем она всегда говорила с улыбкой, словно о живом и самом дорогом для нее человеке. Лидия Яковлевна Гинзбург: В культурном мире Ахматовой существовало явление ни с чем не сравнимое — Пушкин.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Анна Ахматова - Пушкин
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 0
  1. Пока нет комментариев...

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных