Некрасов поэма мать

Как повлияли на творчество поэта духовная связь и привязанность к матери у Некрасова? Почему все женские образы поэзии Некрасова объединены общей тематикой? Что нового через данную тему вы увидели в творчестве поэта? Вступительное слово учителя. Портрет Н. Особенность Некрасова как лирического поэта — его гражданственность, народность и многообразие чувств.

Рецензент усматривал как в поэме, так и в стихотворении "Мать" скрытое сочувствие автора польскому освободительному движению (РВ, , No 5, с​. 1 В насмешливом и дерзком нашем веке Великое, святое слово: «мать» Не пробуждает чувства в человеке. Но я привык обычай презирать. Я не боюсь.

Но я привык обычай презирать. Я не боюсь насмешливости модной. Такую музу мне дала судьба: Она поет по прихоти свободной Или молчит, как гордая раба, Я много лет среди трудов и лени С постыдным малодушьем убегал Пленительной, многострадальной тени, Для памяти священной... Час настал!.. Мир любит блеск, гремушки и литавры, Удел толпы - не узнавать друзей, Она несет хвалы, венцы и лавры Лишь тем, чей бич хлестал ее больней; Венец, толпой немыслящею свитый, Ожжет чело страдалицы забытой - Я не ищу ей позднего венца. Но я хочу, чтоб свет души высокой Сиял для вас средь полночи глубокой, Подобно ей несчастные сердца!..

1 В насмешливом и дерзком нашем веке Великое, святое слово: «мать» Не пробуждает чувства в человеке. Но я привык обычай презирать. Я не боюсь. Она была исполнена печали, И между тем, как шумны и резвы Три отрока вокруг нее играли, Ее уста задумчиво шептали: «Несчастные! зачем.

Образ матери в произведениях Н.А. Некрасова

Пускай я много виноват, Пусть увеличит во сто крат Мои вины людская злоба - Не плачь! Не русский - взглянет без любви На эту бледную, в крови, Кнутом иссеченную Музу… 1877 Баюшки-баю Непобедимое страданье, Неумолимая тоска… Влечёт, как жертву на закланье, Недуга чёрная рука. Где ты, о муза! Пой, как прежде! Я прибрела на костылях!

Орина, мать солдатская

Пускай я много виноват, Пусть увеличит во сто крат Мои вины людская злоба - Не плачь! Не русский - взглянет без любви На эту бледную, в крови, Кнутом иссеченную Музу… 1877 Баюшки-баю Непобедимое страданье, Неумолимая тоска… Влечёт, как жертву на закланье, Недуга чёрная рука. Где ты, о муза! Пой, как прежде! Я прибрела на костылях! Но перед ночью непробудной Я не один… Чу! Пора, пора под сень покоя; Усни, усни, касатик мой! Прийми трудов венец желанный, Уж ты не раб - ты царь венчанный; Ничто не властно над тобой!

Не страшен гроб, я с ним знакома; Не бойся молнии и грома, Не бойся цепи и бича, Не бойся яда и меча, Ни беззаконья, ни закона, Ни урагана, ни грозы Ни человеческого стона, Ни человеческой слезы. Усни, страдалец терпеливый!

Свободной, гордой и счастливой Увидишь родину свою, Баю-баю-баю-баю! Ещё вчера людская злоба Тебе обиду нанесла; Всему конец, не бойся гроба! Не будешь знать ты больше зла! Не бойся клеветы, родимый, Ты заплатил ей дань живой, Не бойся стужи нестерпимой: Я схороню тебя весной.

Не бойся горького забвенья: Уж я держу в руке моей Венец любви, венец прощенья, Дар кроткой родины твоей… Уступит свету мрак упрямый, Услышишь песенку свою Над Волгой, над Окой, над Камой, Баю-баю-баю-баю!.. Жадно желаю скорей умереть. Вам же - не праздно, друзья благородные, Жить и в такую могилу сойти, Чтобы широкие лапти народные К ней проторили пути… 1876 Сеятелям Сеятель знанья на ниву народную!

Почву ты, что ли, находишь бесплодную, Худы ль твои семена? Робок ли сердцем ты? Труд награждается всходами хилыми, Доброго мало зерна! Где ж вы, умелые, с бодрыми лицами, Где же вы, с полными жита кошницами? Труд засевающих робко, крупицами, Двиньте вперёд! Сейте разумное, доброе, вечное, Сейте! Спасибо вам скажет сердечное Русский народ… 1876 Двести уж дней, Двести ночей Муки мои продолжаются; Ночью и днём В сердце твоём Стоны мои отзываются, Двести уж дней, Двести ночей!

Тёмные зимние дни, Ясные зимние ночи… З[и]на! Он будет сам судьбы своей виной!.. Но любит он возвышенней и шире, В его душе нет помыслов мирских. Не скажет он, что жизнь его нужна, Не скажет он, что гибель бесполезна: Его судьба давно ему ясна… Его ещё покамест не распяли, Но час придёт - он будет на кресте; Его послал бог Гнева и Печали Рабам земли напомнить о Христе. Не верьте, юноши! О, если бы её могли состарить годы!

Процвёл бы божий мир! Быть может, я умру неведомый ему, Но я ему служил - и сердцем я спокоен… Пускай наносит вред врагу не каждый воин, Но каждый в бой иди! А бой решит судьба… Я видел красный день: в России нет раба! И рабству долгому пришедшая на смену Свобода наконец внесла ли перемену В народные судьбы? Иль так же горестен нестройный их напев?.. Волнуемый мечтами, По нивам, по лугам, уставленным стогами, Задумчиво брожу в прохладной полутьме, И песнь сама собой слагается в уме, Недавних, тайных дум живое воплощенье: На сельские труды зову благословенье, Народному врагу проклятия сулю, А другу у небес могущества молю, И песнь моя громка!..

Ей вторят долы, нивы, И эхо дальних гор ей шлёт свои отзывы, И лес откликнулся… Природа внемлет мне, Но тот, о ком пою в вечерней тишине, Кому посвящены мечтания поэта, Увы!

Помню я горе отцовское: Толки его с прихожанами, Что угрожает обрушиться Старое, ветхое здание. Часто они совещалися, Как обновить отслужившую Бедную церковь приходскую; Поговорив, расходилися, Храм окружали подпорками, И продолжалось служение.

В ветхую церковь бестрепетно В праздники шли православные, - Шли старики престарелые, Шли малолетки беспечные, Бабы с грудными младенцами. В ней причащались, венчалися, В ней отпевали покойников… Синее небо виднелося В трещины старого купола, Дождь иногда в эти трещины Падал: по лицам молящихся И по иконам угодников Крупные капли струилися. Ими случайно омытые, Обыкновенно чуть видные, Тёмные лики святителей Вдруг выступали… Боялась я, - Словно в семью нашу мирную Люди вошли незнакомые С мрачными, строгими лицами… То растворялось нечаянно Ветром окошко непрочное, И в заунывно-печальное Пение гимна церковного Звонкая песня вторгалася, Полная горя житейского, - Песня сурового пахаря!..

Помню я службу последнюю: Гром загремел неожиданно, Всё сотрясённое здание Долго дрожало, готовое Рухнуть: лампады горящие, Паникадилы качалися, С звоном упали тяжёлые Ризы с иконы Спасителя, И растворилась безвременно Дверь алтаря.

Православные В ужасе ниц преклонилися - Божьего ждали решения!.. Из ветхого здания Взяли убранство убогое, Вынесли утварь церковную, Но до остатков строения Руки мирян не коснулися. Словно больной, от которого Врач отказался, оставлено Времени старое здание. Ласточки там поселилися - То вылетали оттудова, То возвращались стремительно, Громко приветствуя птенчиков Звонким своим щебетанием… В землю врастая медлительно, Эти остатки убогие Преобразились в развалины Странные, чудно красивые.

Дверь завалилась, обрушился Купол; оторваны бурею, Ветхие рамы попадали; Травами густо проросшие, В зелени стены терялися, И простирали в раскрытые Окна - берёзы соседние Ветви свои многолистые… Их семена, занесённые Ветром на крышу неровную, Дали отростки: любила я Эту берёзку кудрявую, Что возвышалась там, стройная, С бледно-зелёными листьями, Точно вчера только ставшая На ноги резвая девочка, Что уж сегодня вскарабкалась На высоту, - и бестрепетно Смотрит оттуда, с смеющимся, Смелым и ласковым личиком… Птицы носились там стаями, Там стрекотали кузнечики, Да деревенские мальчики И русокудрые девочки Живмя там жили: по тропочкам Между высокими травами Бегали, звонко аукались, Пели весёлые песенки.

Так моё детство беспечное Мирно летело… Играла я, Помню, однажды с подругами И набежала нечаянно На полусгнившее дерево. Пылью обдав меня, дерево Вдруг подо мною рассыпалось: Я провалилась в развалины, Внутрь запустелого здания, Где не бывала со времени Службы последней… Объятая Трепетом, я огляделася: Гнёздышек ряд под карнизами, Ласточки смотрят из гнёздышек, Словно кивают головками, А по стенам молчаливые, Строгие лица угодников… Перекрестилась невольно я, - Жутко мне было!

Как-то особенно тихо вдруг стало, На небе солнце сквозь тучу играло. Тучка была небольшая на нём, А разразилась жестоким дождём! Прямы и светлы, как прутья стальные, В землю вонзались струи дождевые С силой стремительной… Я и Мазай, Мокрые, скрылись в какой-то сарай.

Дети, я вам расскажу про Мазая. Каждое лето домой приезжая, Я по неделе гощу у него. Нравится мне деревенька его: Летом её убирая красиво, Исстари хмель в ней родится на диво, Вся она тонет в зелёных садах; Домики в ней на высоких столбах Всю эту местность вода понимает, Так что деревня весною всплывает, Словно Венеция.

Старый Мазай Любит до страсти свой низменный край. Вдов он, бездетен, имеет лишь внука, Торной дорогой ходить ему - скука! Раз в кураже я их звал-поджидал Целую ночь, - никого не видал! За день грибов насбираешь корзину, Ешь мимоходом бруснику, малину; Вечером пеночка нежно поёт, Словно как в бочку пустую удод Ухает; сыч разлетается к ночи, Рожки точёны, рисованы очи. Ночью… ну, ночью робел я и сам: Очень уж тихо в лесу по ночам.

Жил бы он славно, не знал бы заботы, Кабы не стали глаза изменять: Начал частенько Мазай пуделять. Знает он много рассказов забавных Про деревенских охотников славных: Кузя сломал у ружьишка курок, Спичек таскает с собой коробок, Сядет за кустом - тетерю подманит, Спичку к затравке приложит - и грянет!

Ходит с ружьишком другой зверолов, Носит с собою горшок угольков. Я, признаюсь, от души хохотал. Впрочем, милей анекдотов крестьянских Чем они хуже, однако, дворянских? Я от Мазая рассказы слыхал. Только весенние воды нахлынут, И без того они сотнями гинут, - Нет! Где у них совесть?.. Я раз за дровами В лодке поехал - их много с реки К нам в половодье весной нагоняет, - Еду, ловлю их. Вода прибывает. Вижу один островок небольшой - Зайцы на нём собралися гурьбой.

С каждой минутой вода подбиралась К бедным зверькам; уж под ними осталось Меньше аршина земли в ширину, Меньше сажени в длину. Тут я подъехал: лопочут ушами, Сами ни с места; я взял одного, Прочим скомандовал: прыгайте сами!

Прыгнули зайцы мои, - ничего! Только уселась команда косая, Весь островочек пропал под водой. Слушайтесь, зайчики, деда Мазая! Столбик не столбик, зайчишко на пне, Лапки скрестивши, стоит, горемыка, Взял и его - тягота невелика! Только что начал работать веслом, Глядь, у куста копошится зайчиха - Еле жива, а толста как купчиха! Я её, дуру, накрыл зипуном - Сильно дрожала… Не рано уж было. Мимо бревно суковатое плыло, Зайцев с десяток спасалось на нём. Мы за деревней в реке очутились.

Тут мои зайчики точно сбесились: Смотрят, на задние лапы встают, Лодку качают, грести не дают: Берег завидели плуты косые, Озимь, и рощу, и кусты густые!.. Живей, зверишки! Смотри, косой, Теперь спасайся, А чур зимой Не попадайся! Прицелюсь - бух! И ляжешь… У-у-у-х!.. Буря бы грянула, что ли? Чаша с краями полна! Грянь над пучиною моря, В поле, в лесу засвищи, Чашу вселенского горя Всю расплещи!.. В Европе удобно, но родины ласки Ни с чем несравнимы.

Вернувшись домой, В телегу спешу пересесть из коляски И марш на охоту! Денёк не дурной, Под солнцем осенним родная картина Отвыкшему глазу нова… О матушка Русь! Твои мужики на меня выгоняли Зверей из лесов целый день, А ночью возвратный мой путь освещали Пожары твоих деревень. Пойдёте вы дорогою прямою И вам судьбы своей не избежать!

Жалкое наследство, О родина! Под гнётом роковым провёл я детство И молодость - в мучительной борьбе. Недолгая нас буря укрепляет, Хоть ею мы мгновенно смущены, Но долгая - навеки поселяет В душе привычки робкой тишины. На мне года гнетущих впечатлений Оставили неизгладимый след.

Стихи Некрасова о матери

Мама - это человек, который на протяжении всей жизни учит нас добру, знакомит нас с окружающим миром. Мама- это человек, который радуется нашим удачам и переживает за нас, если мы попали в беду. Цели урока: Сегодня мы на нашем уроке поговорим о стихотворениях Н. Некрасова, где поэт воспел образ матери. Эпиграф: В насмешливом и дерзком нашем веке Великое, святое слово: мать Не пробуждает чувства в человеке Но я привык обычай презирать.

Некрасов, Николай Алексеевич

Под нами с грохотом чугунным Мосты мгновенные гремят. Широкой общественностью железная дорога воспринималась как символ прогресса и вхождения России в новый век, в европейское пространство. Поэтому вопрос мальчика о том, кто создал ее, становился принципиальным и воспринимался как спор о том, какой общественный класс в России является ведущим двигателем прогресса. Генерал называет в качестве строителя дороги главного управляющего путями сообщения графа Клейнмихеля. По мнению же поэта, дорога обязана своим существованием прежде всего не министрам, не проектировщикам-немцам, не нанимавшим рабочих купцам-подрядчикам, а наемным чернорабочим из крестьян, выполнившим самое тяжелое и трудоемкое — проложившим по топким болотам насыпь. Хотя зажиточная семья генерала играет в народность мальчик Ваня одет в кучерский армячок , но не имеет о народе и о его жизни никакого представления. Он знает, какими трудами и жертвами далась каждая верста насыпи. Начинает он свое повествование торжественно и завлекательно, как сказку: В мире есть царь: этот царь беспощаден, Голод названье ему. Но далее сказка оборачивается страшной былью. Бесправные оброчные крестьяне, вынужденные платить дань помещику и кормить свои семьи, нанимались за гроши, надрывались на непосильной работе, без всяких условий для нее, и умирали тысячами.

Орина мать солдатская (Некрасов)

Фотопортрет Н. Некрасов взял на себя основную тяжесть работы. Для составления очередного номера он прочитывал по 12 тысяч страниц рукописей. Ему приходилось править до ста страниц корректуры, в том числе внося правки и даже переписывая тексты, не прошедшие цензуру. По этому поводу он гооворил: Случается писать без отдыха более суток, и как только паралич не хватил правую руку. С первых лет издания журнала под своим руководством Некрасов являлся не только его вдохновителем и редактором, но также и одним из основных авторов.

Читать стихотворение Николая Некрасова «Мать», написанное в году. Она была исполнена печали, И между тем, как шумны и резвы Три отрока. Читать стих поэта Николай Некрасов - Мать на сайте РуСтих. Лучшие стихотворения поэтов классиков. Орина мать солдатская автор Николай Алексеевич Некрасов (—), Начало поэмы («Опять она, родная сторона») →.

И вам судьбы своей не избежать! Детство Николая Алексеевича проходило в тяжелых условиях морально и психологически. Отец поэта был домашним тираном и часто обижал мать. Маленький Николай тяжело переживал такое поведение отца, и еще больше тяготило его то, что он не мог заступиться за мать и дать отпор.

Николай Некрасов — Мать: Стих

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Н. А. Некрасов Отрывок из поэмы "Мать"
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 1
  1. saycranalan86

    Отличный ответ, поздравляю

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных