Григорий в банде фомина

Ещё об одном герое романа М. Истоки творчества М. Шолохова неразрывно связаны с родной землей, с судьбами людей, населявших этот край. Почти все второстепенные герои романа выведены под своими именами. Семановым, А.

Главный герой романа-эпопеи М. А. Шолохова “Тихий Дон” Григорий Мелехов – характер трагический. Истоки его трагедии прежде всего в. Григорий Мелехов вступает в Красную Армию и воюет против "белых". Однажды его ловят казаки из банды Фомина. Григорий узнает, что Фомин.

На своем пути он много ошибается, теряет, путается. Все это было похоже на тюрьму. Так он попадает в банду Фомина. Чрезвычайно драматична та ситуация, в которую героя поставила гражданская война. Насмотревшись за время войны всякого, он не может привыкнуть к человеческой смерти.

Григорий Мелехов вступает в Красную Армию и воюет против "белых". Однажды его ловят казаки из банды Фомина. Григорий узнает, что Фомин. Фактически выгнанный со двора и идущий куда глаза глядят, Григорий встречает на своем пути несколько всадников. Так он попадает в банду Фомина.

Книга четвертая. Часть восьмая

Аксинья Астахова поправляется после тифа и возвращается домой на хутор. Вскоре на хутор приезжает раненный Прохор Зыков. Он сообщает, что Григорий Мелехов жив. Теперь Григорий воюет за "красных". II К лету на хутор Татарский возвращаются пожилые и раненные казаки. Остальные здоровые и молодые казаки служат в Красной Армии или в Донской Армии. Старуха Ильинична сильно тоскует по сыну Григорию.

Григорий Мелехов в поисках правды

А вот у тебя вся ваша мелеховская порода наружу выкинулась... Он смотрел в землю, не поднимая на жену глаз; губы его мелко дрожали, когда он говорил: — Ежли ишо раз так будешь говорить — не жить нам с тобой вместе, так и знай!

Твои слова — вражьи... Дуняшка что-то хотела возразить, но Мишка скосил глаза и поднял сжатую в кулак руку. Дуняшка без страха, с нескрываемым любопытством всмотрелась в него, спустя немного спокойно и весело сказала: — Ну, и ладно, черт те об чем затеялись гутарить...

Проживем и без соли! На нас, на баб, ежли за все серчать, так и сердца не хватит. Мало ли чего не скажешь от дурна ума... Ты взвар будешь пить или кислого молока положить тебе? Несмотря на молодость, Дуняшка была уже умудрена житейским опытом и знала, когда в ссоре можно упорствовать, а когда надо смириться и отступить... Недели через две после этого от Григория пришло письмо.

Он писал, что был ранен на врангелевском фронте и что после выздоровления будет, по всей вероятности, демобилизован. Дуняшка сообщила мужу о содержании письма, осторожно спросила: — Прийдет он домой, Миша, как же тогда будем жить?

Нехай он один тут живет. Имущество поделим. Он, по всему видать, Аксинью возьмет. Больше Дуняшка ни о чем не спрашивала. Утром, подоив корову, зашла к Аксинье: — Скоро Гриша приедет, зашла тебя порадовать. Аксинья молча поставила чугун с водой на загнетку, прижала руки к груди.

Глядя на ее вспыхнувшее лицо, Дуняшка сказала: — А ты не дюже радуйся. Мой говорит, что суда ему не миновать. К чему присудят — бог его знает. В глазах Аксиньи, увлажненных и сияющих, на секунду мелькнул испуг. Не будут его судить. Ничего он, твой Михаил, не знает, тоже, знахарь нашелся! Так мне от этого тяжело на сердце — и сказать не могу! Жалко братушку страшно! Его опять поранили...

Вот какая у него жизня нескладная... Как демобилизованный командир Григорий возвращался домой на обывательской подводе с лошадьми, но на первом казачьем хуторе был вынужден сменить ее на подводу с быками, так как все лошади были оставлены на Кубани при отступлении.

В подводчицы ему дали молодую вдовую бабу. В дороге, лежа на арбе, Григорий вспоминал быков, на которых ему пришлось работать в детстве и потом, когда повзрослел. Ему было приятно думать о работе и о доме, обо всем, что не касалось войны. Он кончил воевать и ехал домой, чтобы мирно жить с Аксиньей и детьми. Еще будучи на фронте он решил взять Аксинью к себе в дом, чтобы она стала хозяйкой и матерью его детям. Григорий с наслаждением мечтал о том, как снимет дома шинель и сапоги, обуется в просторные чирики, по казачьему обычаю заправит шаровары в белые шерстяные чулки и, накинув на теплую куртку домотканый зипун, поедет в поле.

Хорошо бы взяться руками за чипиги и пойти по влажной борозде за плугом, жадно вбирая ноздрями сырой и пресный запах взрыхленной земли, горький аромат порезанной лемехом травы.

В чужих краях и земля и травы пахнут по-иному. Кошевой вернулся из поездки в станицу вечером. Дуняшка увидела в окно, как он подъехал к воротам, проворно накинула на плечи платок, вышла во двор. Он вошел в кухню, твердо сжав губы. Под скулами его поигрывали желваки. На коленях у Григория примостилась Полюшка, заботливо принаряженная теткой в чистое платьице.

Григорий бережно опустил ребенка на пол, пошел навстречу зятю, улыбаясь, протягивая большую смуглую руку. Он хотел обнять Михаила, но увидел в безулыбчивых глазах его холодок, неприязнь и сдержался. Будто сто лет прошло. С прибытием тебя. Породнились, значит? Что это у тебя кровь на щеке?

Они присели к столу и молча разглядывали друг друга, испытывая отчуждение и неловкость. Им еще предстояло вести большой разговор, но сейчас это было невозможно.

У Михаила хватило выдержки, и он спокойно заговорил о хозяйстве, о происшедших в хуторе переменах... Накормив и уложив спать детей, Дуняшка поставила на стол большую тарелку с вареной бараниной, шепнула Григорию: — Братушка, я сбегаю за Аксиньей, вы супротив ничего не будете иметь? Григорий молча кивнул головой. Ему казалось, никто не замечает, что весь вечер он находится в напряженном ожидании, но Дуняшка видела, как он настораживается при каждом стуке, прислушивается и косится на дверь.

Положительно ничто не могло ускользнуть от не в меру проницательных глаз этой Дуняшки... В сенях звякнула щеколда. Она прошла к столу, села рядом с Дуняшкой. На бровях и ресницах ее, на бледном лице таяли крохотные снежинки. Зажмурившись, она вытерла лицо ладонью, глубоко вздохнула и только тогда, пересилив себя, взглянула на Григория глубокими, потемневшими от волнения глазами.

Вместе отступали, вместе вшей кормили... Хотя мы тебя и бросили на Кубани, но что же нам было делать? Проздравь его с прибытием... Говорил я тебе, что возвернется в целости, и вот он, бери его за рупь двадцать! Сидит как обдутенький! Аксинья поклонилась Григорию и Дуняшке и только слегка приподняла от стола стакан. Она боялась, что все увидят, как дрожит ее рука... В гостях Аксинья побыла недолго, ровно столько, сколько, по ее мнению, позволяло приличие.

За все это время она лишь несколько раз, и то мельком, взглянула на своего возлюбленного. Она принуждала себя смотреть на остальных и избегала глаз Григория, потому что не могла притворяться равнодушной и не хотела выдавать своих чувств посторонним.

Только один взгляд от порога, прямой, исполненный любви и преданности, поймал Григорий, и этим, по сути, все было сказано. Он вышел проводить Аксинью... В сенях Григорий молча поцеловал Аксинью в лоб и губы, спросил: — Ну как, Ксюша? Прийдешь завтра? Проводив Аксинью, Григорий вернулся домой. Вскоре гости разошлись, и Григорий остался наедине с Михаилом. Мишка сознался, что не рад возвращению Григория, они по-прежнему остаются врагами.

Мелехов хотел договориться с Мишкой по-мирному, пытался объяснить, что не по своей воле ушел с восставшими. Мишка, настроенный враждебно, был уверен, что если случится какая-нибудь заваруха, то Григорий опять переметнется на сторону врагов. Но Мелехов сказал, что ему надоела война, что хочет он пожить около хозяйства, с детишками. Григорий спросил, как он собирается жить дальше. И Мишка ответил, что хочет подправить свою хату и перейти туда. Михаил потребовал, чтобы на следующий же день Григорий пошел в Вешенскую зарегистрироваться, но Мелехов хотел хотя бы сутки отдохнуть.

Мишка пообещал, что если Григорий добром не пойдет, он его силой погонит. Дуняшка, вставшая рано утром, с удивлением увидела, что Григорий уходит из дому.

Григорий вышел на улицу. К утру слегка оттаяло. Ветер дул с юга влажный и теплый. На каблуки сапог прилипал перемешанный с землею снег. Медленно шагая к центру хутора, Григорий внимательно, словно в чужой местности, разглядывал знакомые с детства дома и сараи. На площади чернели обуглившиеся развалины купеческих домов и лавок, сожженных Кошевым в прошлом году, полуразрушенная церковная ограда зияла проломами.

Григорий осторожно открыл повисшую на одной петле калитку зыковского база. Прохор в растоптанных круглых валенках, в надвинутом по самые брови треухе шел к крыльцу, беспечно помахивая порожним дойным ведром... С кем же как не с Прохором мог поделиться Григорий своими самыми сокровенными думами?

Он сидел за столом, широко расставив длинные мускулистые ноги, хриповатый басок его звучал приглушенно: —... И в армии и всю дорогу думал, как буду возле земли жить, отдохну в семье от всей этой чертовщины.

Шутка дело — восьмой год с коня не слазил! Во сне и то чуть не каждую ночь вся эта красота снится: то ты убиваешь, то тебя убивают... Только, видно, Прохор, не выйдет по-моему...

"Судьба Григория Мелехова. Трагедия Григория Мелехова" (по роману М.Шолохова "Тихий Дон")

Притеснения со стороны чиновников, помещиков, более зажиточной части населения, а также неумение власти решать конфликтные ситуации и справедливо обустраивать жизнь народа, приводили к народным возмущениям, бунтам, к революции, которая переросла в гражданскую войну. Кроме того, донское казачество восстало и против новой власти, сражалось с красноармейцами. Банды казаков расправлялись с той же беднотой, с мужиками, которые, как и казаки, хотели трудиться на своей земле.

Григорий Мелехов в банде Фомина

Но в Григории необычайно ярко проявляется личностное начало, русский нравственный максимализм с его желанием дойти до сути, не останавливаясь на половине, не мириться ни с какими нарушениями естественного хода жизни. VII гл. VIII гл. VI 4 Оставаясь всегда честным, нравственно независимым и прямым по характеру, Григорий проявил себя как человек, способный на поступок. Драка со Степаном Астаховым из-за Аксиньи ч. В этом нас убеждают его внутренние монологи ч. VI гл. Там, показывает Шолохов, социальная жизнь нарушила ход жизни естественной.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Тихий Дон грёзы Григория Мелехова

Григорий Мелехов в банде Фомина (по роману М. Шолохова «Тихий Дон»)

А вот у тебя вся ваша мелеховская порода наружу выкинулась... Он смотрел в землю, не поднимая на жену глаз; губы его мелко дрожали, когда он говорил: — Ежли ишо раз так будешь говорить — не жить нам с тобой вместе, так и знай! Твои слова — вражьи... Дуняшка что-то хотела возразить, но Мишка скосил глаза и поднял сжатую в кулак руку.

Судьба Григория Мелехова в романе М. Шолохова «Тихий Дон» Григорий бежит из Татарского, скрывается и попадает в банду Фомина. Понимая всю. В образе Григория Мелехова представлена личность глубоко . И в банде Фомина, уже воюя против большевиков, не видел выхода. В данной статье предлагается материал к уроку «Судьба Григория Мелехова. 15) Он вынужден прятаться по хуторам, примкнуть к банде Фомина.

Постоянно происходят какие-то события, которые коренным образом влияют на жизнь страны. Происходят перемены в самой общественной жизни.

Трагедия личности в романе Михаила Алексеевича Шолохова «Тихий Дон»

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Судьба Григория Мелехова в романе М. А. Шолохова " Тихий Дон"
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 2
  1. Роман

    Продолжайте также.

  2. Степанида

    На Вашем месте я бы пошел другим путём.

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных