Архипелаг гулаг анализ произведения

Добровольное волеизъявление, возможность реализоваться в свободе слова и пера стремление писателей - бунтарей, существовавших в во все века. Вольнодумство часто не устраивало власть. Не поминание, гонение, не признание мастерства при жизни участь неугодных писателей. Советское время не исключение из правила. Писать об этом было не принято, да и опасно. Но люди должны знать свою историю, помнить пережитые времена.

В данной статье вы проведете краткий анализ произведения "Архипелаг ГУЛАГ" А. И. Солженицына. Когда я впервые взяла в руки «Архипелаг Гулаг», эта книга показалась мне научной. Слишком много фактов и фамилий попадается на ее страницах.

Реабилитированный, принятый в Союз советских писателей, одобренный самим Хрущевым, Солженицын не отрекся от своего замысла — создать правдивую хронику о ГУЛАГе, основанную на письмах, мемуарах, рассказах обитателей лагерей и собственном печальном опыте заключенного под номером Щ-854. Когда один из экземпляров романа попал в руки КГБ, произведение пришлось оперативно публиковать. В 1973 году первый том трилогии вышел в Париже. В этом же году советское правительство решало судьбу автора. Отправлять в лагерь Нобелевского лауреата, признанного миром писателя побоялись. Андропов подписал указ о лишении Солженицына советского гражданства и его немедленной высылке из страны.

Когда я впервые взяла в руки «Архипелаг Гулаг», эта книга показалась мне научной. Слишком много фактов и фамилий попадается на ее страницах. Роман «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Исаевича Солженицына: краткое Когда один из экземпляров романа попал в руки КГБ, произведение.

Анализ «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицын

Получил широкую известность, помимо литературных произведений как правило, затрагивающих острые общественно-политические темы , также историко-публицистическими произведениями об истории России XIX-XX веков. Диссидент, в течение нескольких десятилетий 1960-е — 1980-е годы активно выступавший против политического строя СССР и политики его властей. Книга основана на рассказах очевидцев, документах и личном опыте автора. Закончено произведение было к 22 февраля 1967 года. Публикация первого тома была в Париже в декабре 1973 года.

Анализ романа Солженицына “Архипелаг ГУЛАГ”

Ранчин А. Самиэдат — Москва; Paris, 1974. Эти коды соотносят солженицынскую книгу с конкретными произведениями мировой литературы и с жанрами, к которым эти произведения принадлежат. Исследуются в статье и ключевые, повторяющиеся символы книги, и структура ее текста как единого целого. Начнем с заглавия. Подробное истолкование названия солженицынской книги было недавно предложено В. Новая серия. Но метафора архипелага может быть объяснена и иначе.

Ее источник — книга А. Одному каторжному острову противопоставлен громадный неисследованный архипелаг советской каторги. Метастазы еще одна устойчивая метафора Солженицына гулаговского архипелага захватывают, опутывают мертвящими щупальцами всю территорию бывшей России. В отличие от Сахалина архипелаг ГУЛаг постоянно разрастается. Сахалин стал главным местом сосредоточения узников в Российской империи.

Каторга была изолирована, отрезана от материковой России. Чехов об этом пишет. Архипелаг ГУЛаг движется в обратном направлении: от периферии к центру, с острова на материк.

Обе книги начинаются на с описания этих путей, - но сколь непохожи они! Это пароход морского типа средней величины, купец, показавшийся мне после байкальских и амурских пароходов довольно сносным. Командир парохода г. Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Попасть таким образом на архипелаг ГУЛаг Чехов не смог бы. Туда ежечасно летят самолёты, плывут корабли, гремят поезда — но ни единая надпись на них не указывает места назначения. Ни всего Архипелага в целом, ни одного из бесчисленных его островов они не знают, не слышали.

Те, кто едут Архипелагом управлять — попадают туда через училища МВД. Те, кто едут Архипелаг охранять — призываются через военкоматы. Архипелаг ГУЛаг: Опыт художественного исследования. Чеховское путешествие на Сахалин — свободный поступок, опыт повествователя, его впечатления и переживания единственны, уникальны. На острова же ГУЛага обыкновенный человек не может попасть добровольно и не желает этого.

Они существуют как бы в ином пространстве, они непричастны окружающему миру. Напротив, Солженицын заставляет читателя следовать за собой в бездны ГУЛага. И — что еще важнее — осмыслить пережитое ими. Чуковская Чуковская Л. Процесс исключения. Париж, 1979. А если — двадцать пять? А если — тридцать?.. Вы слышите грохот колёс? Это идут вагон-заки. Это идут краснухи. Во всякую минуту суток.

Во всякий день года. А вот хлюпает вода — это плывут арестантские баржи. А вот рычат моторы воронков. Всё время кого-то ссаживают, втискивают, пересаживают. А этот гул? А это вой? Напоминают внешне. На самом деле это корабли Смерти, подобие лодки Харона: ведь архипелаг ГУЛаг наделен чертами царства мертвых, иного мира. Все то темное, неприглядное и унизительное, что увидел Чехов на Сахалине, в сравнении с запредельным ужасом ГУЛага кажется безоблачно-ярким и светлым.

Перевел с фр. Маркиш в сотрудничестве с автором. London, 1984. В другом месте исследователь и биограф Солженицына замечает: Ср. Антикизирующие черты, стремление к эпическому величию отличали советскую культуру по крайней мере с начала 1930-х по середину 1950-х годов. Но аллюзия на гомеровскую поэму обладает и иным значением. Путешествие повествователя и читателей по тюрьмам, пересылкам и лагерям — подобие долгих странствий гомеровского Одиссея.

На больших вокзалах погрузка и выгрузка чумазых происходит далеко от пассажирского перрона, её видят только стрелочники да путевые обходчики. Бесспорно, Солженицын трансформирует, переиначивает прежде всего рассказ ветхозаветной Книги Бытия. Без нас поднялись эти острова из моря, без нас налились двумястами рыбными озёрами, без нас заселились глухарями, зайцами, оленями, а лисиц, волков и другого хищного зверя не было тут никогда.

Приходили ледники и уходили, гранитные валуны натеснялись вокруг озёр; озёра замерзали соловецкою зимнею ночью, ревело море от ветра и покрывалось ледяною шугой, а где схватывалось; полыхали полярные сияния в полнеба; и снова светлело, и снова теплело, и подрастали и толщали ели, квохтали и кликали птицы, трубили молодые олени — кружилась планета со всей мировой историей, царства падали и возникали, - а здесь всё не было хищных зверей и не было человека.

Создание Соловецкого лагеря представлено как сотворение дьявольского антимира, кощунственной пародии на Божий мир. Первое деяние Бога в Книге Бытия — отделение земли от неба; так и страшный Архипелаг в книге Солженицына появляется, вырастает из моря. Частей, как и этих дней, семь; собственно, повествование о ГУЛаге завершается в шестой части — так и библейский мир был сотворен Богом за шесть дней, в седьмой же день Бог опочил от своих трудов. Зловещий бог ГУЛага по-прежнему жив и силен.

Сотворение и совершенствование лагерного мира прекратилось; но он не рухнул, не растаял, как морок. Он застыл в своей непоколебимости. И как вещество, объятое антивеществом, - она взорвалась тотчас же!

Вся кровавая утопия социализма представлена в солженицынской книге как грандиозная, чудовищная стройка. Мотив строительства проходит через весь текст произведения: рытье Беломорканала и канала Москва — Волга ч.

Солженицын подчеркивает вертикальное измерение воздвигаемой темницы. Между прочим, к небу устремлен и дом на Калужской заставе, на строительстве которого тоже работал повествователь: этот дом — многоэтажный. А солженицынская книга — своеобразное подобие-символ той Книги, по которой будет Господь судить всех людей в конце времен.

Семь глав, таким образом, соотнесены не только с семью днями творения, но и с семью печатями на этой таинственной и страшной Книге. Списки злодеяний власти и ее палачей и перечни невинных страдальцев у Солженицына — исчисление преступлений и мук, за которые воздаст Бог на Страшном Суде. Чехова Шнеерсон М. Александр Солженицын: Очерки творчества.

Frankfurt a M. Но ни Ж.. Нива, ни М. Александр Солженицын К 70-летию со дня рождения. London, 1989. План солженицынской книги таков. Третья глава посвящена процедуре следствия. И здесь, как и в первой главе, описание типичного набора следовательских приемов завершается рассказом об индивидуальном случае — о следствии над самим автором. Эта тема продолжена в четвертой главе.

Пятая глава — очерк быта тюремной камеры; она также открывается обобщенным описанием впечатлений других узников, а завершается повествованием о том, что довелось увидеть и услышать на тюремных нарах автору этой книги. Следующая глава, шестая, рассказывает о заключенных военных и послевоенных времен: о бывших военнопленных и о власовцах — о тех, с кем впервые автор познакомился в тюрьме. Личные свидетельства повествователя здесь немногочисленны они встречаются прежде всего в шестой, седьмой, в восемнадцатой главах — из двадцати двух.

Итак, солженицынское повествование строится на чередовании двух линий — обобщающе-исторической и автобиографической. Рассказ о технологии арестов, открывающий книгу, - своеобразная экспозиция, утверждающая: жертвой этой машины может стать любой. Его индивидуальная судьба затем обрамляется описанием истории репрессий. Вынужденный задуматься над своей участью автор словно обращается к воспоминаниям о тех, кто ступил на эту дорогу смерти до него. Принцип чередования сохраняется и далее.

Экскурс в технологию допросов и перевозок зэков предваряет ощущения автора; этот экскурс — как бы обобщение смутных рассказов, услышанных им накануне дней, когда допросы и этап стали частью его судьбы. Описывая сначала не механику их сообщения, а ознакомление с собственным приговором, автор создает ощущение внезапности и абсурдности происходящего: развязка наступает неожиданно, и она никак не зависит от результатов следствия. Этот повтор понуждает вспомнить о безысходном кружении узника в темнице.

Читающий эту книгу должен реально пережить арест, следствие, приговор и лагерь как часть своей судьбы, как собственную участь. Опыт чтения и опыт страданий в неволе оказываются тождественными. Повествование в солженицынской книге — это одновременно и история умерщвления человеческой души, и история ее восстания из Ада, покаяния и возрождения.

Проблемы произведения Архипелаг ГУЛАГ

Ранчин А. Самиэдат — Москва; Paris, 1974. Эти коды соотносят солженицынскую книгу с конкретными произведениями мировой литературы и с жанрами, к которым эти произведения принадлежат. Исследуются в статье и ключевые, повторяющиеся символы книги, и структура ее текста как единого целого. Начнем с заглавия.

Солженицын А.И. "Архипелаг ГУЛАГ", краткий анализ

Именно Солженицын восстановил в основном, по устным свидетельствам очевидцев конфликтную историю сообщества заключенных 1930—1940-х гг. Каждому прочесть. Солженицына критикуют за якобы имевший место призыв с его стороны к применению против СССР американского атомного оружия [31]. Будет на вас Трумэн! Бросят вам атомную бомбу на голову! Ощутимо и для них рос наш напор и, как мы ощущали, наша правда. И так уж мы изболелись по правде, что не жаль было и самим сгореть под одной бомбой с палачами. Мы были в том предельном состоянии, когда нечего терять. Шестьдесят шесть миллионов! Пятьдесят пять!

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Солженицынские чтения: об «архипелаге ГУЛАГ» в целом

"Архипелаг ГУЛАГ": больше искажений или реальности?

Солженицын являлся настоящим патриотом, никто поспорить не сможет. Его фамилия просто ассоциируется с произведениями, которые открыли правду на события, которые негативно сказались на истории нашей родины во времена правления тирана. Главный смыл или поучение в этом произведении заключается в правде. Писатель предлагает читателям правду о том, что происходило в Советском Союзе во время сталинского правления.

Его нашумевший роман "Архипелаг ГУЛАГ", опубликованный в Париже в кто читал это, в любом случае, легендарное произведение. Архипелаг ГУЛаг движется в обратном направлении: от периферии к центру, .. Мотив строительства проходит через весь текст произведения: рытье . переходящий в анализ-исследование разных сторон лагерного «быта». ГУЛАГ – Главное Управление Лагерей. Название “Архипелаг ГУЛАГ” является реминисценцией на произведение А. П. Чехова “Остров.

.

Анализ произведения Солженицына Архипелаг ГУЛАГ

.

Роман «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Исаевича Солженицына: краткое содержание

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Солженицынские чтения: разбор первых четырех глав «Архипелага ГУЛАГ»
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 3
  1. Викторина

    Какой полезный вопрос

  2. Игнатий

    жесть прикол!!

  3. drivedocov

    Спасибо за помощь в этом вопросе.

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных